ГЛАВНАЯ О ЖУРНАЛЕ НОВОСТИ АВТОРАМ КОНТАКТЫ ENGLISH


Что неладно в королевстве экологических журналов?


What's wrong with the Kingdom of environmental journals?



 

Силкин В.А. 

Vladimir .A. Silkin
 

Институт океанологии имени П.П. Ширшова РАН (Москва, Россия)
 

Shirshov Institute of Oceanology RAS (Moscow, Russia)
 

УДК 001.92

 

В статье анализируются проблемы в отечественной экологической научной периодике, поднятые в книге Г.С. Розенберга с соавторами «Пространство эко-журналов (краткое пособие для магистров, аспирантов и иже с ними)» (Тольятти: Анна, 2020. – 156 с.) Анализ отечественных экологических журналов показывает, что они имеют низкие международные рейтинги. Для изменения ситуации необходимо разработать инструменты мотивации ученых публиковать статьи в отечественной периодике. Кроме того, необходимо реформирование и усиление институтов РАН, проведение ускоренной подготовки научных кадров высшей квалификации за счет расширение аспирантуры. Сами журналы должны быть более гибкими и соответствовать времени.

Ключевые слова: научные статьи; Российская академия наук; научные журналы.

 

The article analyzes the problems in ecological scientific Russian periodicals raised in the book by G.S. Rosenberg et al. “Space of eco-journals (a short guide for masters, postgraduates and others)” (Tolyatti: Anna, 2020. – 156 p.) Analysis of domestic environmental journals shows that they have low international ratings. To change the situation, it is necessary to develop tools to motivate scientists to publish articles in Russian periodicals. In addition, it is necessary to reform and strengthen the institutes of the Russian Academy of Sciences, conduct accelerated training of highly qualified scientific personnel through the expansion of postgraduate studies. The logs themselves should be more flexible and time-appropriate.

Keywords: science articles; The Russian Academy of Sciences; scientific journals.

 

В этом году вышла книга чл.-корр. РАН Геннадия Самуиловича Розенберга с соавторами (Розенберг Г.С., Быков Е.В., Саксонов С.В., Сенатор С.А., Файзулин А.И. Пространство эко-журналов (краткое пособие для магистров, аспирантов и иже с ними). – Тольятти: Анна, 2020. – 156 с.). Тираж книги небольшой, что естественно сужает аудиторию. Электронную версию книги можно найти по ссылкам:

eLibrary – https://www.elibrary.ru/item.asp?id=43163533

Тольяттинское отделение РБО – https://sites.google.com/site/tltrbo/

Это очень интересная, полезная и своевременная книга. В ее названии указано, на какой круг читателей она рассчитана. Однако мое знакомство с содержанием книги показало, что в ней затронуты вопросы, которые на повестке дня у всего научного сообщества. Это, прежде всего, положение отечественной научной периодики и организация науки в настоящее время. Непрерывная череда реформ не привела к ожидаемому результату и, более того, явилась источником пессимизма у ученых.

Данная статья не является рецензией на вышеуказанную книгу, это скорее заметки по проблемам, обозначенным в данной монографии.

Основным трендом научной политики государства является увеличение доли публикаций российских ученых в общем количестве публикаций в мировых научных журналах. Это прописано в Указе Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки». Весь чиновничий пыл сейчас направлен на выполнение этого Указа. Главным критерием стала индексация публикаций в базе данных Web of Science. Основной инструмент – материальная заинтересованность исследователя, что, несомненно, правильно, хотя это – лишь одно из слагаемых его оптимальной работы. Материальное поощрение было поставлено в прямую зависимость от престижности журнала, а она оценивается определенными индексами. Ранее основным показателем был импакт-фактор (IF) журнала, оцениваемый как отношение количества ссылок к общему количеству публикаций. К этому показателю привыкли ученые, имеющие длительную научную историю. Однако основным критерием успеха, по мнению чиновников, является другой библиометрический показатель – квартиль (Q) научного журнала, определяемый по базам данных Web of Science и Scopus. Он тоже отражает степень цитируемости статьи и определяется из списка журналов из вышеуказанных баз данных. Все статьи по какому-либо направлению науки ранжируются по убыванию показателя цитируемости и делятся на четыре равные части. Соответственно, журналы первого квартиля Q1 имеют высокий вес, а журналы Q4 – низкий. Считается, что такой подход наиболее объективен при оценке качества журнала, и публикация в таком журнале характеризует успешность исследователя и института. 

Основные проблемы начались при начислении баллов за статью в журналах с различным квартилем. Прежняя схема начисляла 4 балла за статью в журнале первого квартиля, и разница между журналами первого и четвертого квартиля была невелика. Сразу обнаружились недостатки этой методики – она не стимулирует написание статей в высокоимпактных журналах. Проще написать 4 статьи в журналах 4 квартиля, чем одну в первом квартиле. Сейчас в новой методике на 2020 г. предложено увеличить ценность статьи в журнале первого квартиля до 20 баллов, второго до 10 баллов, третьего и четвертого, соответственно, до 5 и 2,5 баллов. Естественно, настоящий ученый будет пытаться донести свои результаты до научной общественности через «уважаемый» журнал, а они в каждой области свои и не совпадают с вышеприведенными разделениями. Само попадание журнала в первый квартиль еще не обеспечивает ему право называться «уважаемым» изданием.

К примеру, недавно появился журнал «Data in Brief», и он сразу же попал в первый квартиль по базе данных Scopus. Почему? Этот журнал публикует одни только данные, на основе которых написана статья, опубликованная в другом журнале издательства Elsevier. Очевидно, что научная значимость этого журнала невысока. Но обычный ученый может публиковать данные своих измерений без анализа и научных комментариев и быть в обойме авторитетных (по мнению чиновников) ученых.

25.08.2020 г. Министерство науки и высшего образования РФ выпустило новую методику расчета «Комплексного балла публикационной результативности» для научных организаций. Здесь главным критерием является оценка статьи только по базе данных Web of Science. Почему так плоха база данных Scopus?

Отечественная база научного цитирования – РИНЦ (elibrary.ru) объединяет все научные журналы России, и регистрация в этой базе является необходимым этапом легитимизации журнала. Эта база тоже имеет свой наукометрический показатель – импакт-фактор РИНЦ.

А теперь о наших научных журналах экологического направления. В первой главе монографии Розенберга с соавторами приводится таблица экологических журналов России и наукометрические показатели по трем вышеуказанным базам данных (РИНЦ, Scopus, Web of Science). Казалось бы, можно только порадоваться количеству издаваемых журналов, оно действительно впечатляет. Но перейдя к наукометрическим показателям, хочется плакать. Нет журналов, входящих в первый квартиль на платформах Scopus и Web of Science. Единичны журналы второго квартиля, только третий и четвертый квартиль более представительны. Основная масса журналов расположена на платформе РИНЦ, да и то с очень низким значением импакт-факторов. Понимаешь, что что-то не так в королевстве экологических (биологических) изданий. Почему такие уважаемые в советское время журналы, как «Биофизика», «Ботанический журнал», «Журнал общей биологии» оказались не на высоте? Я выскажу свою точку зрения, возможно, что она не будет совпадать с мнением других ученых.

В советское время главным промоутером журналов была Академия наук СССР. Она была местом проведения фундаментальных исследований, производителем уникальных научных знаний и основным ядром интеллектуализации всего социума. Именно в этой уникальной научной организации возникали и развивались научные издания (периодика, монографии, сборники, труды конференций). Поэтому инновации в Академию наук оказались очень эффективными. Вот конкретный пример. В середине 50-х годов прошлого века было принято решение об организации Сибирского отделения АН СССР. В Новосибирске был построен Академгородок с большим пулом исследовательских институтов. Это потребовало создания школы подготовки научных кадров, которой стал Новосибирский государственный университет. При Университете была организована физико-математическая школа, в которую набирали на конкурсной основе талантливых детей со всей Сибири. Преподавателями Университета были ученые из академических институтов, в стенах этих институтов проходили практику студенты. За несколько лет Университет стал одним из ведущих вузов страны. Создание филиалов отделения в других городах инициировало процесс формирования новых заведений высшей школы. Открытие филиала Сибирского отделения АН СССР в Красноярске потребовало усиления высшей школы, и на базе филиала НГУ был создан Красноярский государственный университет, который успешно развивался и ныне имеет статус федерального. То же происходило и во Владивостоке, где создание Дальневосточного научного центра дало мощный импульс к развитию местного университета, который в настоящее время также является федеральным вузом. Это были наиболее успешные инновационные проекты. В городах, где Академия Наук не была представлена, университеты остались вузами третьей категории. Произошедшая в новой России «университизация» всей страны, не перевела вузы в разряд престижных и успешных, переименование не делает структуру новой.

В новейшее время попытка госчиновников организовать науку по американскому образцу, сосредоточив исследования в университетах, привела к ослаблению Академии наук, а последствием явились низкие рейтинги отечественной научной периодики. Поскольку именно в Академии наук всегда были сосредоточены основные интеллектуальные силы страны, такая неразумная политика стала фактором сдвига российской науки на периферию мировой. Конечно, есть примеры успешного развития институтов высшей школы, в частности, Московский физико-технический институт, но нужно помнить, что этот институт был создан по инициативе и с помощью Академии наук СССР.

Следует отметить, что страны Восточной Европы (бывшие страны социалистического лагеря) не ликвидировали свои достаточно молодые академии, наука в них продолжает развиваться. Удачным примером развития науки является Китай. Наряду с усилением академической науки, там стали развивать высшую школу, создавая университеты нового типа – университеты науки и технологий.

Отсюда вывод, что для повышения вклада российской науки в мировую, необходимы хорошо продуманные реформы, которые стимулировали бы развитие науки как в Академии наук, так и в высшей школе. В Академии наук сосредоточены пока еще достаточные силы, которые могут быть основным локомотивом развития науки в стране.

Анализ показывает, что журналы делятся примерно на три группы:

1. Старые российские журналы, учредителями которых являются ведущие академические институты (например, «Океанология» – Институт океанологии РАН, «Водные ресурсы» – Институт водных проблем РАН) и сама РАН («Известия РАН» и «Доклады РАН»);

2. Новые журналы, созданные ассоциацией ученых в определенной области;

3. Прочие, т.е. журналы с непонятной этимологией.

Журналы первой группы чаще всего находятся в третьем и четвертом квартилях платформы Scopus, очень редко во втором квартиле. Из динамично развивающихся журналов второй группы можно выделить журнал «Альтернативная энергетика и экология». К этой же группе можно отнести журнал «Вопросы современной альгологии», который был создан сравнительно недавно инициативной группой ученых и при отсутствии финансирования достиг высокого наукометрического показателя по базе РИНЦ. Это еще раз указывает на то, что основным производителем знаний высокого уровня остается академическая наука.

Очевидно, что к журналам применим принцип естественного отбора – журналы с высоким рейтингом будут привлекать большее количество ученых, нежели журналы слабые, и у первых возможностей для такого отбора будет несравненно больше. Это усиливает расслоение журналов, выдвигая на более высокий уровень одних и выводя на периферию других.

А теперь как быть российскому ученому, куда писать статьи?

Существующая дихотомия между двумя целями – увеличения доли российской науки в мировой и усиления российской научной периодики – делает этот выбор весьма затруднительным, хотя ответ вполне очевиден – и туда, и туда.

Интересным представляется предложение Г.С. Розенберга с соавторами: «Может быть, имеет смысл ввести четыре градации (квартили): IF РИНЦ<0,25, 0,25<IF РИНЦ<0,5, 0,5<IF РИНЦ<1 и IF РИНЦ>1». Другими словами, разделение российской научной периодики на квартили позволит оценить уровень журнала и соответственно ускорить селекционные процессы, отделяя зерна от плевел.

Думается, что это хорошее предложение, позволяющее стимулировать развитие отечественной научной периодики. Необходимо разработать более гибкую систему мотивации ученых с помощью системы баллов. Эта система должна стимулировать написание статей как в иностранную периодику с высоким квартилем, так и в отечественную с высоким наукометрическим показателем. Количественные показатели должны быть предметом договоренности в научном социуме. Но новая методика расчета «Комплексного балла публикационной результативности» окончательно добивает отечественную периодику.

Естественно, что журналы должны соответствовать времени. Это значит, что, прежде всего, должно соблюдаться условие короткого промежутка времени между поступлением статьи и ее выходом. Второе – журналы должны быть рецензируемыми. Скорее всего, это должно быть одностороннее анонимное рецензирование (рецензент неизвестен автору, автор известен рецензенту). Двустороннее анонимное рецензирование представляется нелепым, поскольку автор быстро вычисляется. По крайней мере, по списку самоцитирования. Акцент необходимо делать на электронную версию журнала, исчезновение бумажных носителей – дело времени. Русскоязычная версия должна быть дополнена развернутой аннотацией на английском языке или полной англоязычной версией статьи. В современном мире статья, не опубликованная на английском языке, не существует.

В заключение – об аспирантуре как институте подготовки научной элиты, без которой невозможно решать поставленные перед наукой задачи. Эта проблема также рассматривается в книге Г.С. Розенберга с соавторами. И она, конечно же, тесно связана с будущим отечественной научной периодики. Основная проблема состоит в том, что положение об аспирантуре (Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации») направлено на то, чтобы вывести аспирантуру из Академии наук и перевести ее на площадку высшей школы. Более того, после реализации этого закона, аспирантура станет не основным производителем научно-педагогических кадров, как было всю ее историю, а продолжением многоступенчатого процесса обучения с непонятным результатом. Теперь стало необязательным представление диссертации как основного результата обучения в аспирантуре. За всю многолетнюю историю аспирантуры она была основным поставщиком молодых кандидатов наук и источником кадрового резерва. Моя практика руководства аспирантурой как в предыдущие времена, так и в последнее время показывает, что сейчас этот институт подготовки научных кадров не соответствует главной задаче – ускоренной подготовке научных кадров высокой квалификации (учитывая тот урон, которая понесла наука в известные годы). Аспирант должен быть освобожден от всего второстепенного. Сдача кандидатских минимумов, а также лекции за партой должны быть перенесены на предыдущую ступень – магистерский уровень. По крайней мере, экзамены по иностранному языку и философии должны быть заключительным этапом обучения в магистратуре. В аспирантуре все усилия должны быть сосредоточены на подготовке и успешной защите диссертации на соискание ученой степени. При этом важную роль должна сыграть Академия наук, поскольку пока только в ней готовятся узкоспециализированные кадры высокого профессионального уровня. Геннадий Самуилович Розенберг, как председатель ученого совета по защитам кандидатских и докторских диссертаций, подчеркивает, что уровень работ, сделанных в Академии наук, превосходит уровень работ, которые представляет высшая школа. Из моего большого опыта оппонирования кандидатских и докторских диссертаций также следует, что Академия наук представляет более качественный продукт.

Вторым ударом по Академии наук было ПОЛОЖЕНИЕ О ПРИСВОЕНИИ УЧЕНЫХ ЗВАНИЙ (ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 10 декабря 2013 г. № 1139 «О ПОРЯДКЕ ПРИСВОЕНИЯ УЧЕНЫХ ЗВАНИЙ»), где для представления к званию профессора является обязательным ведение педагогической работы в университете на не менее 0,25 ставки в течение 5 лет. Это распространяется только на академическую науку. Напомню, что ранее для Академии наук главным критерием было подготовка 5 соискателей ученой степени кандидата наук. Этот критерий работал в течение многих лет, что позволяло формировать профессорский корпус в Академии наук. Этот критерий остался и сейчас, при этом добавился педагогический стаж. По мнению чиновников, подготовка кандидата наук не является педагогической работой. Вышеуказанное положение способствует вымыванию профессоров из Академии наук и, как следствие, удалению аспирантуры, поскольку становится невозможной ее аккредитация в стенах академического института. Получается, что наиболее квалифицированный производитель научных кадров сейчас устраняется от этой важного для государства процесса воспроизводства научного потенциала. А без этого перспективы повышения доли отечественной науки в мировой и вывод научной периодики на более высокий уровень становятся еще более туманными.

Естественно, что эти положения должны быть изменены.

И последнее. Организация науки, как в высшей школе, так и в РАН в настоящее время далека от оптимальной. Но это отдельный разговор. Я бы посоветовал читателю обратиться к интересной статье сотрудника Института океанологии РАН доктора биологических наук А.С. Микаэляна «Идеальное устройство науки в идеальном Российском государстве».

 

Работа выполнена в рамках Госзадания по теме № 0149-2019-0014.

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов, требующего раскрытия в данной статье.

 

Список литературы

  1. Микаэлян А.С. Идеальное устройство науки в идеальном Российском государстве // Троицкий вариант – Наука. 2019. URL: https://trv-science.ru/2019/11/09/idealnoe-ustrojstvo-nauki-v-idealnom-rossijskom-gosudarstve/ (дата обращения – 11.08.2020)
  2. Розенберг Г.С., Быков Е.В., Саксонов С.В., Сенатор С.А., Файзулин А.И. Пространство эко-журналов (краткое пособие для магистров, аспирантов и иже с ними). – Тольятти: Анна, 2020. – 156 с.

Статья поступила в редакцию 14.09.2020
Статья принята к публикации 11.10.2020

 

Об авторе

Силкин Владимир Арсентьевич – Vladimir A. Silkin

доктор биологических наук
зав. Лабораторией экологии, Институт океанологии им. П.П.Ширшова РАН», Москва, Россия (Shirshov Institute of Oceanology RAS, Moscow, Russia), Южное отделение

vsilkin@mail.ru

https://orcid.org/0000-0003-0603-7229

Корреспондентский адрес: Россия, 117997, г. Москва, Нахимовский проспект, 36, ИОРАН. Телефон 8-861-41-280-89..

 

ССЫЛКА:

Силкин В.А. Что неладно в королевстве экологических журналов? // Экология гидросферы. 2020. №1(5). С. 53–58. URL: http://hydrosphere-ecology.ru/195

DOI – https://doi.org/10.33624/2587-9367-2020-1(5)-53-58

 

При перепечатке ссылка на сайт обязательна

 

 

What's wrong with the Kingdom of environmental journals?

Vladimir .A. Silkin

Shirshov Institute of Oceanology RAS (Moscow, Russia)

The article analyzes the problems in ecological scientific Russian periodicals raised in the book by G.S. Rosenberg et al. “Space of eco-journals (a short guide for masters, postgraduates and others)” (Tolyatti: Anna, 2020. – 156 p.) Analysis of domestic environmental journals shows that they have low international ratings. To change the situation, it is necessary to develop tools to motivate scientists to publish articles in Russian periodicals. In addition, it is necessary to reform and strengthen the institutes of the Russian Academy of Sciences, conduct accelerated training of highly qualified scientific personnel through the expansion of postgraduate studies. The logs themselves should be more flexible and time-appropriate.

Key words: science articles; The Russian Academy of Sciences; scientific journals.

 

References

  1. Mikaelyan A.S. Ideal'noe ustrojstvo nauki v ideal'nom Rossijskom gosudarstve [The ideal structure of science in the ideal Russian state]. Troickij variant Nauka [Trinity Variant Science]. 2019. URL: https://trv-science.ru/2019/11/09/idealnoe-ustrojstvo-nauki-v-idealnom-rossijskom-gosudarstve/ (data – 11.08.2020) (in Russ.)
  2. Rozenberg G.S., Bykov E.V., Saksonov S.V., Senator S.A., Fajzulin A.I. Prostranstvo eko-zhurnalov (kratkoe posobie dlya magistrov, aspirantov i izhe s nimi) [Space of eco-journals (a short guide for masters, postgraduates and others)]. Anna, Tol'yatti, 2020. 156 p. (in Russ.)

 

Authors

Silkin Vladimir A.

Shirshov Institute of Oceanology RAS, Moscow, Russia

vsilkin@mail.ru

https://orcid.org/0000-0003-0603-7229

 

 

ARTICLE LINK:

Silkin V.A. What's wrong with the Kingdom of environmental journals? Hydrosphere Ecology. 2020. №1(5). P. 53–58. URL: http://hydrosphere-ecology.ru /195

DOI – https://doi.org/10.33624/2587-9367-2020-1(5)-53-58

When reprinting a link to the site is required

 

 

 

Уважаемые коллеги! Если Вы хотите получить версию статьи в формате PDF, пожалуйста, напишите в редакцию, и мы ее вам с удовольствием пришлем бесплатно. 

Адрес - info@hydrosphere-ecology.ru

 

При перепечатке ссылка на сайт обязательна

 

На ГЛАВНУЮ

К разделу ПУБЛИКАЦИИ

 



ВЫПУСКИ ЖУРНАЛА
ПУБЛИКАЦИИ
ТЕМАТИЧЕСКИЕ РАЗДЕЛЫ
КОНФЕРЕНЦИИ
УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
ВИДЕОМАТЕРИАЛЫ
НАШИ ПАРТНЕРЫ
ENGLISH SUMMARY


  Эл № ФС77-61991 от 2 июня 2015 г.

  ISSN 2587-9367

  Издатель -
  Камнев Александр Николаевич.

  Адрес издательства - 123298,
  г. Москва, ул.Берзарина, д.16.

Все права защищены (с)
Экология гидросферы
http://hydrosphere-ecology.ru/