ГЛАВНАЯ О ЖУРНАЛЕ НОВОСТИ АВТОРАМ КОНТАКТЫ ENGLISH


Гидрофизические условия формирования цветения кокколитофорид в водах Абхазского сектора северо-восточной части Черного моря
в марте 2011 г.

Hydrophysical conditions for the formation of coccolithophorid blooms in the waters of the Abkhaz sector of the northeastern part of Black Sea in March 2011



 
Якубенко В.Г.1, Востоков С.В.2, Силкин В.А.1, Паутова Л.А.2, Востокова А.С.3


Valeriy G. Yakubenko1, Sergey V. Vostokov2, Vladimir A. Silkin1
Larisa A. Pautova2, Anastasia S. Vostokova3

1Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН, Южное отделение (Геленджик, Россия)
2Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН (Москва, Россия) 
3Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, географический факультет (Москва, Россия)​ 

 

1Shirshov Institute of Oceanology RAS, Southern Branch (Gelendzhik, Russia)
2Shirshov Institute of Oceanology RAS (Moscow, Russia)
3Lomonosov Moscow State University (Moscow, Russia)

 

УДК 532.5+574.52

 

В марте 2011 г. в Абхазском секторе северо-восточной части Черного моря было зарегистрировано цветение кокколитофориды Emiliania huxleyi, численность которой превышала 2х10кл/л. Цель данной работы – выявить гидрофизические условия формирования цветений этой водоросли, для чего на 15 станциях акватории исследованы гидрофизические параметры, их пространственное распределение. Показано, что вертикальная гидрологическая структура является типичной для этого времени года. Пространственная вариабельность основных гидрофизических параметров по поверхности воды была незначительной:  температура – 10,04±0,39°С,   соленость – 17,8±0,26‰,   условная плотность – 13,554±0,231. Показано, что в отличие от гидрофизических условий в период типичного для Черного моря цветения в июне, в период мартовского цветения сезонный термоклин не является остро градиентным. Кроме того, температура на поверхности почти на 10С ниже по сравнению с температурными условиями формирования цветения в конце весны и начале лета. Цветение кокколитофорид в марте развивалось при инсоляции в половину ниже величины, характерной для летних цветений. Средняя скорость северо-западного геострофического течения составляла около 25 см/сек. Цветение развивается как в областях антициклонической завихренности, так и в областях циклонической завихренности.

Ключевые слова: гидрологические условия; кокколитофориды; Черное море; термоклин; температура; соленость; плотность; мутность.

 

In March 2011 in the Abkhazian sector of Black Sea bloom of the coccolithophorid Emiliania huxleyi was recorded, the number of which exceeded 2x106 cells/liter. The goal of this paper was to identify hydrophysical conditions for the formation of bloom of this alga. For this purpose, hydrophysical parameters and their spatial distribution are studied at 15 stations of the water area located. It is shown that the vertical hydrological structure is typical for this time of year. Spatial variability of main hydrophysical parameters along the water surface was insignificant: temperature – 10.04 ± 0.39°С, salinity – 17.8 ± 0.26‰, conditional density – 13.554 ± 0.231. It is shown that, in contrast to hydrological conditions during the period of typical bloom in Black Sea in June and during the period of March bloom seasonal thermocline is not sharply gradient. Coccolithophorid bloom in March developed with insolation at half the value of characteristic of summer bloom. The average velocity of the northwestern geostrophic current was about 25 cm/sec. The bloom develops both in the areas of anticyclonic vorticity and in the regions of cyclonic vorticity.

Keywords: hydrological conditions; coccolithophorids; Black Sea; thermocline; temperature; salinity; density; turbidity.

 

Введение

Цветение кокколитофорид захватывает большие пространства в Атлантическом океане (Holligan et al., 1993). Благодаря своей уникальной возможности формировать клеточные оболочки из кальцита, они существенно изменяют биогеохимические потоки в океане (Paashce, 2002). В Черном море цветения кокколитофорид зарегистрированы в пятидесятых годах прошлого века (Морозова-Водяницкая, Белогорская, 1957). Однако серьезные исследования этого явления были начаты лишь в начале этого тысячелетия. Было показано, что в конце весны и начале лета большая часть поверхности Черного моря захвачена цветением кокколитофорид (Cokacar et al., 2001; Eker-Deverli, Kideys, 2003). За последние 20 лет отмечена тенденция смены основных доминант – диатомовые заменяются кокколитофоридами (Pautova et al., 2007; Mikaelyan et al., 2011, 2015). Тем не менее, механизмы возникновения цветений кокколитофорид изучены недостаточно, это в полной мере относится и к механизмам влияния гидрофизических условий на формирование цветений кокколитофорид.

Считается, что основным необходимым гидрофизическим условием является наличие остро градиентного термоклина (Iglesias-Rodriges et al., 2002). Кокколитофориды развиваются в слоях воды, близких к поверхности. Признаков фотоингибирования при этом не наблюдается (Nanninga, Tyrrell, 1996). Следует отметить, что цветения кокколитофорид обычно регистрируются в конце мая и начале июня, когда температура на поверхности воды приближается к 20оС. Однако кокколитофориды могут формировать цветения и в другие сезоны, когда температура воды на 10оС ниже. В частности, в марте 2011 г. в Абхазском секторе северо-восточной части моря было зафиксировано цветение кокколитофорид, численность которых превышала 2х106 кл/л. Возникает вопрос: какие гидрофизические условия являются необходимыми и достаточными для инициации цветения этой водоросли в весенний период? Насколько они отличаются от летних цветений кокколитофорид?

В данной работе сделана попытка рассмотреть эти вопросы на примере конкретной акватории. В связи с этим поставлена цель оценить гидрологические условия (температура, соленость, плотность, скорость течений, освещенность), в которых стало возможным интенсивное развитие кокколитофорид, а также проанализировать развитие и эволюцию цветения в пространственном и сезонном аспектах в связи климатическими особенностями 2011 г.
 

Материалы и методы

Работы проводились в 108 рейсе НИС «Профессор Штокман» с 27 по 31 марта 2011 г. в Абхазском секторе северо-восточной части Черного моря. Всего было выполнено 15 станций (рис. 1). Гидрофизическое зондирование проводилось синхронно с отбором гидрохимических и гидробиологических проб. СТD-зондирования с поверхности до дна: измерение температуры, солености, плотности, флуоресценции, мутности с вертикальной дискретностью 25 см с отбором проб воды пятилитровыми батометрами для гидрохимических и гидробиологических исследований. Использовался CTD-зонд SeaBird SBE 19plus с кассетой, оснащенной 12 пятилитровыми батометрами. По данным (результатам) CTD-зондирований динамическим методом (Саркисян, 1977) рассчитывались скорости геострофических течений на разных горизонтах.

Наряду с расчетами скоростей течения на разных горизонтах динамическим методом, проводились измерения течений с использованием доплеровского акустического измерителя скорости течений «Argonaut» на семи станциях: 1 (горизонт 16 метров), 6 (15 метров), 7 (21 и 50 метров), 8 (11 метров), 10 (62 и 5 метров), 11 (горизонты 5, 11, 31, 50, 72 и 180 метров, а также подробный вертикальный профиль течений с поверхности до 250 метров) и 15 (62 и 6 метров).

Рис. 1. Расположение станций и рельеф дна в районе исследований
Fig. 1. Location of stations and bottom relief in the study area

 

Результаты

Вертикальное распределение гидрофизических параметров

Вертикальные профили гидрологических параметров в верхнем деятельном слое моря являются типичными для всех станций (рис. 2–4).

Рис. 2. Распределение с глубиной гидрологических параметров на станции 3.
Обозначения: Т – температура (°С), S ‒ соленость (‰), D – условная плотность (у.е.),
Turb ‒ мутность (отн.ед.)
Fig. 2. Distribution with depth of hydrological parameters at the station 3.
Designations: T – temperature (°C), S – salinity (‰), D – conditional density (c.u.), Turb – turbidity (r.u.)

 

Рис. 3. Распределение с глубиной гидрологических параметров на станции 8.
Обозначения: Т – температура (°С), S ‒ соленость (‰), D – условная плотность (у.е.),
Turb ‒ мутность (отн.ед.)
Fig. 3. Distribution with depth of hydrological parameters at the station 8.
Designations: T – temperature (°C), S – salinity (‰), D – conditional density (c.u.), Turb – turbidity (r.u.)

 

Рис. 4. Распределение с глубиной гидрологических параметров на станции 15.
Обозначения: Т – температура (°С), S ‒ соленость (‰), D – условная плотность (у.е.),
Turb ‒ мутность (отн.ед.)
Fig. 4. Distribution with depth of hydrological parameters at the station 15.
Designations: T – temperature (°C), S – salinity (‰), D – conditional density (c.u.), Turb – turbidity (r.u.)

 

На приведенных рисунках выделяются основные элементы вертикальной гидрологической структуры на этом участке моря. Прежде всего, это приповерхностный 10–15-метровый слой, в котором заметно проявляется дневной прогрев и ночное охлаждение. Ниже располагается слой не очень ярко выраженного термоклина, в котором температура уменьшается от 9–10°С на поверхности до 8,2°С на глубине 45–50 метров в зоне минимума температуры (т.е. с вертикальным градиентом 0,03–0,06°С/м). Для сравнения, летом того же года в этом же районе основной термоклин располагался в диапазоне глубин 10–17 метров, и вертикальные градиенты температуры в нем достигали 1–1,5°С/м. Ниже располагается зона пикноклина, который образуется в результате достаточно быстрого увеличения солености с глубиной в диапазоне глубин от 70–80 до 140–160 метров. Повышенная мутность регистрируется в верхней части термоклина или прямо над ним.
 

Горизонтальное распределение гидрологических параметров

Распределение температуры представлено на рис. 5–7, на которых показаны поля температуры, солености и плотности на поверхности и на горизонтах 50 и 100 метров.

Рис. 5. Температура (°С) в приповерхностном слое на исследуемой акватории
Fig. 5. Temperature (°С) in the near-surface layer in the investigated water area

 

На поверхности зона повышенных температур наблюдается в прибрежных водах (рис. 5). Участки с пониженными температурами расположены мористее.

Рис. 6. Температура (°С) на горизонте 50 метров на исследуемой акватории
Fig. 6. Temperature (°С) at the horizon of 50 meters in the investigated water area

 

На горизонте 50 м область повышенных температур тяготеет к северо-восточному району (рис. 6). Зона пониженных температур заметно расширилась по сравнению с поверхностью.

Рис. 7. Температура (°С) на горизонте 100 метров на исследуемой акватории
Fig. 7. Temperature (°С) at the horizon of 100 meters in the investigated water area

 

На горизонте 100 м область пониженных температур сместилась в северо-западную часть акватории (рис. 7).

Статистические характеристики гидрологических параметров на поверхности и на горизонтах 20, 50, 100, 500,1000 и 1500 метров приведены в табл. 1.

 

Таблица 1. Статистические характеристики гидрологических параметров на акватории
Table 1. Statistical characteristics of hydrological parameters in the water area

 

Распределение солености поверхности демонстрирует увеличение этого показателя по направлению от берега к центру моря практически на 1‰ (рис. 8).

 

Рис. 8. Соленость (‰) приповерхностного слоя моря на исследуемой акватории
Fig. 8. Salinity (‰) of near-surface layer of the sea in the investigated water area

 

На рис. 9, 10 и 11 показана вертикальная структура полей температуры, солености и плотности на разрезе от берега к центру моря (станции 1–5).

Рис. 9. Распределение по глубине температуры (°С) на разрезе «берег – море» (станции 1–5)
Fig. 9. Distribution by depth of temperature (°C) on the section «shore-sea» (stations 1–5)

 

Рис. 10. Распределение по глубине солености (‰) на разрезе «берег – море» (станции 1–5)
Fig. 10.
Distribution by depth of salinity (‰) on the section «shore-sea» (stations 1–5)

 

Рис. 11. Распределение по глубине условной плотности (у.е.) на разрезе «берег – море» (станции 1–5)
Fig. 11.
Distribution by depth of conditional density (cu) in the «shore-to-sea» section (stations 1–5)

В поле температуры (рис. 9) выделяется тонкий (10–15-метровый) приповерхностный слой с максимальными вертикальными отрицательными градиентами температуры и с заметными суточными колебаниями (в 1–1,5°С) температуры. При этом в поле солености (рис. 10) наибольшие вертикальные градиенты отмечаются на глубинах 80–120 метров в прибрежной части (станция 3) и на глубинах 50–100 метров в самой мористой части разреза (станция 5).

На тех же глубинах максимальных значений достигают и вертикальные градиенты плотности (рис. 11). Это подтверждает тот факт, что главный вклад в формирование вертикальной гидрологической структуры в зимне-весенний период вносит соленость, а не температура.

На рис. 12 приведены результаты расчета геострофических течений в поверхностном слое. Масштаб скорости – в правом верхнем углу рисунка. Сплошные линии ‒ аномалии геопотенциальных высот (в динамических см). (На поверхности моря эта величина соответствует превышению уровня моря (аномалии уровня моря) относительно среднего для района во время измерений).

Рис. 12. Геострофические течения в поверхностном слое на исследуемой акватории 28–31 марта 2011 г.
Fig. 12. Geostrophic currents in surface layer in the investigated water area on March 28–31, 2011

 

В верхнем деятельном слое моря через исследуемую акваторию проходит прибрежная слабо меандрирующая струя Основного черноморского течения (рис. 12). Средняя скорость северо-западного геострофического течения составляла около 25 см/сек, а максимальная достигала 50 см/сек. Стрежень ОЧТ проходит через станции 4, 8 и 12–13. В северо-восточной части (станции 1, 2, 3 и 6) выделяется область антициклонической завихренности, а в юго-западной – область циклонической завихренности.
 

Обсуждение

Накопленный опыт многолетних исследований показывает, что гидрофизические условия оказывают существенное влияние на состояние морской экосистемы, в том числе являются важным регулятором биотической компоненты (Овчинников, Виноградов, 1991). Гидрологическая структура определяется климатическими условиями, существенным образом завися от термического и динамического воздействий атмосферы (Титов, 2004).

В полной мере это относится к зимнему периоду, когда гидрологическая структура определяется суровостью зим (Титов, 2000). Вертикальную гидрологическую структуру Черного моря разделяют на две основные зоны: верхний деятельный слой (ВДС), содержащий кислород, и сероводородную зону (СВЗ). Влияние климатических факторов и их межгодовая и сезонная изменчивость проявляется в ВДС. В свою очередь ВДС подразделяется на верхний квазиоднородный слой (ВКС, в зарубежной литературе он называется верхний перемешанный слой – Upper mixed layer ‒ UML), сезонный термоклин и холодный промежуточный слой (ХПС).

Все элементы гидрологической структуры присутствуют в исследуемом районе. Согласно общепринятой концепции основными физическими условиями развития цветений кокколитофорид является наличие остро градиентного сезонного термоклина и высокой инсоляции (Paasche, 2002; Tyrrell, Merico, 2004). Действительно, в Черном море цветение кокколитофорид в июне является практически ежегодным явлением, и в этот период регистрируется остро градиентный термоклин, где разница температур между поверхностью воды и серединой сезонного термоклина составляет несколько градусов. Также в этот период облученность на поверхности моря достигает максимальных значений за год. При этом температура на поверхности достигает 20оС. В наших исследованиях температура на 10оС ниже. Облученность на поверхности моря в марте примерно вдвое ниже максимальной. В 2011 г. средняя облученность за март составила 157,4 Вт/м2 и не выходила за пределы средних многолетних значений (рис. 13).

Рис. 13. Среднемноголетняя облученность (2000–2016 гг.) поверхности воды исследуемого участка
Fig. 13. Mean annual exposure (2000–2016) of water surface of the study site

 

Наши исследования проходили в конце марта, гидрофизические параметры этого месяца характерны для окончания зимнего сезона. Зимой при температуре атмосферы ниже температуры воды наблюдается выхолаживание поверхностного слоя, что приводит к конвективному перемешиванию, доходящему до ХПС, который обновляется в это время. При повышении температуры начинается стабилизация водного столба, формируется сезонный термоклин, что и регистрировалось в наших исследованиях. При этом термоклин в марте 2011 г. нельзя отнести к разряду остро градиентных. Разница температур между поверхностью и серединой сезонного термоклина не превышает 1оС. При отсутствии существенного ветрового перемешивания этого оказалось достаточно для инициации цветения.

Существует гипотеза, указывающая на температуру как регулятор триггерного механизма включения кокколитофоридного цветения (Hovland et al., 2013; Neukermans et al., 2018). Считается, что минимальная для запуска цветения кокколитофорид температура воды должна быть не менее 6оС (Neukermans et al., 2018). Это характерно для цветения кокколитофорид в арктической зоне. Однако в Черном море температура воды не опускается до таких значений.

Пространственная изменчивость солености в исследуемом районе незначительна и не могла повлиять на формирование цветений (рис. 8, табл. 1). Что касается динамических факторов, то следует отметить, что воды большей части исследуемой акватории являются составной частью ОЧТ, с характерным градиентом скоростей между периферией и стрежнем (рис. 12). Это дает основание рассматривать район исследований как сегмент северо-восточной части моря, включенный в общий перенос водных масс ОЧТ. Однако в наших исследованиях скорость переноса водных масс не оказалась определяющим фактором.

Гипотезы, рассматривающие динамический фактор как регулятор продуктивности вод, касаются только циклонических круговоротов (Eden, Dietze, 2009). Кроме того, рассматривается роль физического транспорта как фактора, приводящего к рассредоточению популяций (Clayton et al., 2013; Laiolo et al., 2016). По-видимому, такая ситуация имела место при пространственной эволюции цветения кокколитофорид в марте 2011 г.

Таким образом, зарегистрированное в марте 2011 г. цветение кокколитофорид характеризуется следующим набором гидрофизических условий:

1. Наличием типичной для этого времени года гидрологической структуры;

2. Существованием сезонного термоклина, при этом его физические характеристики не позволяют отнести его к разряду остроградиентных;

3. Температурой на поверхности воды около 10°С;

4. Облученностью на поверхности моря, равной примерно половине от максимальных годовых значений;

5. Незначительным ветровым перемешиванием, позволяющим сохранять стабильность формирующегося термоклина.

 

Работа выполнена в рамках госзадания по теме № 0149-2018-0013.

 

Список литературы

1. Востоков С.В., Востокова А.С., Соловьев Д.М. Анализ закономерностей сезонной и многолетней изменчивости фитопланктона в Черном море по данным дистанционного зондирования и судовым наблюдениям. // XV Всероссийская Открытая конференция «Современные проблемы дистанционного зондирования Земли из космоса»: тезисы докладов (Москва, ИКИ РАН, 13–17 ноября 2017 г.) – Москва, 2017. – С. 240.

2. Морозова-Водяницкая Н.В., Белогородская Е.В. О значении кокколитофорид и особенно понтосферы в планктоне Черного моря // Тр. Севастоп. биол. ст. 1957. Т.9. С. 14–21.

3. Овчинников И.М., Виноградов М.Е. Зимнее состояние экосистемы Черного моря // Исследования экосистемы Черного моря зимой. – М.: Наука, 1991. – С. 5–9.

4. Саркисян А.С. Численный анализ и прогноз морских течений. – Л.: Гидрометеоиздат, 1977. – 188 с.

5. Титов В.Б. Интегральный эффект воздействия термического и динамического факторов атмосферы на гидрологическую структуру Черного моря // Океанология. 2004. Т.44, №6. С. 837–842.

6. Титов В.Б. Формирование зимней гидрологической структуры Черного моря в зависимости от суровости зим // Океанология. 2000. Т.40, №6. С. 826–832.

7. Clayton S., Dutkiewicz S., Jahn O., Follows M.J. Dispersal, eddies, and the diversity of marine phytoplankton // Limnology and Oceanography: Fluids and Environments. 2013. V.3, №1. Р. 182–197. DOI: 10.1215/21573689-2373515.

8. Cokacar T., Kubilay N., Oguz T. Structure of Emiliania huxleyi blooms in the Black Sea surface waters as detected by SeaWIFS imagery // Geophysical Research Letters. 2001. V.28, №24. P. 4607–4610.

9. Eden C., Dietze H. Effects of mesoscale eddy/wind interactions on biological new production and eddy kinetic energy // J. Geophys. Res. 2009. V.114. C05023. DOI: 10.1029/2008JC005129.

10. Eker-Deverli E., Kideys A.E. Distribution of phytoplankton in the southern Black Sea in summer 1996, spring and autumn 1998 // Journal of Marine Systems. 2003. V.39. P. 203–211. DOI: 10.1016/S0924-7963(03)00031-9.

11. Holligan P.M., Fcrmindcz E., Aikcn J., Balch W.M., Boyd P., Burkill P.H., Finch M., Groom S.B., Malin G., Muller K., Putdie D.A., Robinson C., Trees C.C., Turner S.M., van der Wa1 P. A biogeochemical study of the coccolithophore, Emiliania huxleyi, in the North Atlantic // Global Biogeochemical Cycles. 1993. V.7, №4. P. 879–900. DOI: 10.1029/93GB01731.

12. Hovland E.K., Dierssen H.M., Ferreira A.S., Johnsen G. Dynamics regulating major trends in Barents Sea temperatures and subsequent effect on remotely sensed particulate inorganic carbon // Mar Ecol Prog Ser. 2013. V.484. Р. 17–32. DOI: 10.3354/meps10277.

13. Iglesias-Rodrigez M.D., Brown C.W., Doney S.C., Kleypas J., Kolber D., Kolber Z., Hayes P.K., Falkowski P. G. Representing key phytoplankton functional groups in ocean cycle models: Coccolithophorids // Global Biogemical Cycles. 2002. V.16, №4. P. 1–20. DOI: 10.1029/2001GB001454.

14. Laiolo L., McInnes A.S., Matear R., Doblin M.A. Key drivers of seasonal plankton dynamics in cyclonic and anticyclonic eddies off east Australia // Front. Mar. Sci. 2016. V.3, №155. DOI: 10.3389/fmars.2016.00155.

15. Mikaelyan A.S., Pautova L.A., Chasovnikov V.K., Mosharov,S.A., Silkin V.A. Alternation of diatoms and coccolithophores in the north-eastern Black sea: a response to nutrient changes // Hydrobiologia. 2015. V.755, №1. Р. 89–105. DOI: 10.1007/s10750-015-2219-z.

16. Mikaelyan A.S., Silkin V.A., Pautova L.A. Coccolithophorids in the Black Sea: Their interannual and long-term changes. Oceanology. 2011. V.51, №1. P. 39–48.

17. Nanninga H.J., Tyrrell T. Importance of light for the formation of algal blooms by Emiliania huxleyi // Marine Ecology Progress Series. 1996. V.136. P. 195–203.

18. Neukermans G., Oziel L., Babin M. Increased intrusion of warming Atlantic water leads to rapid expansion of temperate phytoplankton in the Arctic // Glob Change Biol. 2018. V.24, №6. Р. 2545–2553. DOI: 10.1111/gcb.14075.

19. Paasche E. A review of the coccolithophorid Emiliania huxleyi (Prymnesiophyceae), with particular reference to growth, coccolith formation, and calcification-photosynthesis interactions // Phycologia. 2002. V.40, №6. P. 503–529.

20. Pautova L.A., Mikaelyan A.S., Silkin V.A. Structure of plankton phytocoenoses in the shelf waters of the northeastern Black Sea during the Emiliania huxleyi bloom in 2002–2005 // Oceanology. 2007. V.47, №3. Р. 377–385. DOI: 10.1134/S0001437007030101.

21. Tyrrell T., Merico M. Emiliania huxleyi: bloom observations and the conditions that induce them // Thierstein H.R., Young J.R. (eds.) Coccolithophores from Molecular Processes to Global Impact. – Berlin: Springer, Heidelberg, 2004. – P. 75–97.

 

Статья поступила в редакцию 11.08.2018

 

 

Hydrophysical conditions for the formation of coccolithophorid blooms in the waters of the Abkhaz sector of the northeastern part of Black Sea in March 2011 
 

Valeriy G. Yakubenko1, Sergey V. Vostokov2, Vladimir A. Silkin1, Larisa A. Pautova2,
Anastasia S. Vostokova3

1Shirshov Institute of Oceanology RAS, Southern Branch (Gelendzhik, Russia)
2Shirshov Institute of Oceanology RAS (Moscow, Russia)
3Lomonosov Moscow State University (Moscow, Russia)


In March 2011 in the Abkhazian sector of Black Sea bloom of the coccolithophorid Emiliania huxleyi was recorded, the number of which exceeded 2x106 cells/liter. The goal of this paper was to identify hydrophysical conditions for the formation of bloom of this alga. For this purpose, hydrophysical parameters and their spatial distribution are studied at 15 stations of the water area located. It is shown that the vertical hydrological structure is typical for this time of year. Spatial variability of main hydrophysical parameters along the water surface was insignificant: temperature – 10.04 ± 0.39 оС, salinity – 17.8 ± 0.26 ‰, conditional density – 13.554 ± 0.231. It is shown that, in contrast to hydrological conditions during the period of typical bloom in Black Sea in June and during the period of March bloom seasonal thermocline is not sharply gradient. Coccolithophorid bloom in March developed with insolation at half the value of characteristic of summer bloom. The average velocity of the northwestern geostrophic current was about 25 cm/sec. The bloom develops both in the areas of anticyclonic vorticity and in the regions of cyclonic vorticity.

Key words: hydrological conditions; coccolithophorids; Black Sea; thermocline; temperature; salinity; density; turbidity.

 

Сведения об авторах

Якубенко Валерий Георгиевич — Yakubenko​ Valeriy G. 
к.ф.-м.н.,инженер ФГБУН «Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН», Южное отделение, Геленджик, Россия (Shirshov Institute of Oceanology RAS, Southern Branch, Russia, Gelendzhik), Лаборатория гидрофизики и моделирования
v_yakub@mail.ru

Востоков Сергей Викторович — Vostokov​ Sergey V.  
к.б.н., с.н.с., ФГБУН «Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН», Москва, Россия (Shirshov Institute of Oceanology RAS, Russia, Moscow)
Vostokov_S@mail.ru 

Силкин Владимир Арсентьевич — Silkin​ Vladimir A. 
д.б.н., зав. лабораторией Экологии ФГБУН «Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН», Южное отделение, Геленджик, Россия (Shirshov Institute of Oceanology RAS, Southern Branch, Russia, Gelendzhik)
vsilkin@mail.ru

Паутова Лариса Альбертовна — Pautova​ Larisa A.
к.б.н., с.н.с., ФГБУН «Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН», Москва, Россия (Shirshov Institute of Oceanology RAS, Russia, Moscow), Лаборатория структуры и динамики планктонных сообществ
larisapautova@yahoo.com

Востокова Анастасия Сергеевна — Vostokova​ Anastasia S.
студент, ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова», Москва, Россия (Lomonosov Moscow State University, Russia, Moscow), географический факультет
Vostokova_A.S@mail.ru 

Корреспондентский адрес: Россия, 353470, Краснодарский край, г. Геленджик, ул. Просторная 1-г. Телефон/факс 8-861-41-280-89.

 

ССЫЛКА НА СТАТЬЮ

Якубенко В.Г., Востоков С.В., Силкин В.А., Паутова Л.А., Востокова А.С. Гидрофизические условия формирования цветения кокколитофорид в водах Абхазского сектора северо-восточной части Черного моря в марте 2011 г. // Экология гидросферы. 2018. №1 (2).  URL: http://hydrosphere-ecology.ru/106

 

Уважаемые коллеги! Если Вы хотите получить версию статьи в формате PDF, пожалуйста, напишите в редакцию, и мы ее вам с удовольствием пришлем бесплатно. 

Адрес - info@hydrosphere-ecology.ru

 

При перепечатке ссылка на сайт обязательна

 

На ГЛАВНУЮ

К разделу ПУБЛИКАЦИИ

 

 

 

 

 



ВЫПУСКИ ЖУРНАЛА
ПУБЛИКАЦИИ
ТЕМАТИЧЕСКИЕ РАЗДЕЛЫ
КОНФЕРЕНЦИИ
УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ
ВИДЕОМАТЕРИАЛЫ
ФОТОМАТЕРИАЛЫ
НАШИ ПАРТНЕРЫ
ENGLISH SUMMARY




  Эл № ФС77-61991 от 2 июня 2015 г.

  ISSN 2587-9367

  Издатель -
  Камнев Александр Николаевич.

  Адрес издательства - 123298,
  г. Москва, ул.Берзарина, д.16.

Все права защищены (с)
Экология гидросферы
http://hydrosphere-ecology.ru/